Инновации в лечении рака поджелудочной железы

В лечение рака жкт приходят новейшие технологии

Инновации в лечении рака поджелудочной железы
Назад к списку

17 января 2018

Анжелика Уэлч.

Инновационные технологии, такие, как лучевая терапия с МР контролем и протонная терапия, являются основными направлениями развития радиационного лечения злокачественных новообразований желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), считает доктор медицины Кристофер Крейн.

«Оба эти метода дают нам возможность преодолевать ограничения, с которыми мы сталкивались в прошлом при доставке радикальных лечебных доз радиации», – сказал он.

В своем интервью изданию «ОнкЛайв» д-р Крейн, заместитель руководителя отделения радиационной онкологии центра лечения рака «Мемориал Слоан Кеттеринг» (Memorial Sloan Kettering Cancer Center), рассказал о прогрессе в лечении рака поджелудочной железы и гепатоцеллюлярной карциономы.

– Какие изменения происходят в области радиационного лечения ЖКТ?

– Новейшие технологии, такие, как протонная терапия или радиотерапия с визуальным контролем, а именно – магнитно-резонансный линейный ускоритель (MR-Linac), который позволяет нам осуществлять более точное облучение опухолей, показывают очень хорошие результаты.

Многие опухоли можно держать под контролем и лечить довольно высокими дозами радиации, но проблема заключается в том, что ЖКТ очень чувствителен к облучению. Если мы не будем селективно походить к тому, куда направляется радиация, то сможем давать только паллиативную дозу. Так и было последние 40 лет.

Однако новые технологии помогли нам преодолеть эти ограничения, например в лечении рака поджелудочной железы. Мы даем в 2 – 3 раза большую дозу на эти новообразования по сравнению с обычной, и сейчас впервые наблюдаем тенденцию к увеличению выживаемости.

Нам приходится иметь дело с ограничениями, вызванными движением внутренних органов (дыхание пациента, ежедневное смещение органов), и эту проблему необходимо было решить.

Визуальный контроль является тем инструментом, который помогает справиться с данными трудностями.

Последние 10 лет я занимался усовершенствованиями процессов радиационного лечения рака ЖКТ.

Я работал в крупных организациях, таких как центр лечения рака «МД Андерсон» Университета Техаса и онкологический центр «Мемориал Слоан Кеттеринг» (The University of Texas MD Anderson Cancer Center, Memorial Sloan Kettering Cancer Center), где у нас была огромная команда физиков и врачей узкой специализации, которые собирались вместе для поиска решений. Раньше лечение высокими дозами под визуальным контролем могли проводить только научные учреждения и крупнейшие центры. Сегодня линейный МР ускоритель дает возможность врачам в небольших медицинских учреждениях повторять их достижения.

В ближайшем будущем, примерно через 5 лет, вы увидите, как другие медицинские организации смогут повторять то же, что сделали мы, а некоторые уже начали и получают очень близкие результаты.

Я имею в виду беспрецедентный контроль над опухолью, которого можно добиться без хирургической операции. По данным Университета Вашингтона в Сент-Луисе, 80% пациентов с локально распространенным неоперабельным раком поджелудочной железы продолжают жить через 20 месяцев.

Разрыв колоссален: обычно у вас остаются в живых только 20% больных. У нас тоже есть аналогичные результаты, но уже с девятилетним периодом последующего наблюдения за больным. Самое главное – этот метод дает людям надежду.

Он, конечно, не панацея для всех случаев рака поджелудочной железы, но позволяет зачастую получить такие же результаты, как после операции, хотя речь идет о неоперабельных пациентах.

Аналогичная ситуация и для опухолей печени. Мы можем делать абляцию очень крупных опухолей этого органа, но в этих случаях лучше выбрать протонную терапию, так как она оказывает более щадящее воздействие на окружающие новообразование ткани.

Печень очень чувствительна к радиации, но небольшая ее часть способна выдержать высокие дозы. Мы, так же, как и хирурги, стараемся сохранить от одной трети до половины печени.

При этом хотим защитить сохранную часть от радиации, и такую возможность предоставляет пучок протонов, который останавливается точно в нужном месте и доставляет заряд в тело на нужную глубину.

Эти две отличные от других технологии используются для применения более высокой, как я называю – «аблятивной» дозы радиации. Они предназначены не для замедления роста опухоли, а для того, чтобы попытаться удалить ее.

Результаты показывают, что локальная опухоль контролируется примерно на 90%. Нам еще предстоит найти оптимальные решения для борьбы с отдаленными метастатическими заболеваниями при раке поджелудочной железы и при опухолях печени.

Когда мы сможем это сделать, люди будут жить дольше.

Как небольшие клиники смогут получить доступ к линейному МР ускорителю и возможность использовать его?

Это большая задача для медицинского образования. Не знаю, как это сделать, но вероятно, при помощи специально разработанных обучающих программ.

Мы уже обучили некоторое количество человек, которые сейчас находятся на начальных преподавательских позициях и хорошо разбираются в применении данной технологии. Они будут преподавать тем, кто заинтересуется и захочет пройти обучение.

После этого обученные смогут открывать собственные практики и распространять применение метода.

Поверьте, врачи очень волнуются, применяя облучение высокими дозами. Но если мы разобьем курс на 15 – 25 процедур, то лечение становится очень толерантным к ошибкам. Я не представляю, что кто – то без специального обучения самостоятельно применил бы эту технологию.

Полагаю, ближайшие 10 лет она останется преимущественно научным инструментом, который, в первую очередь, станут применять крупные клиники. Как только результаты станут известны и начнут внушать доверие большинству людей, технологии получат широкое распространение.

На какие вопросы в ближайшие 5 – 10 лет можно будет получить ответы при помощи этих методик?

Надо понимать, что обе эти технологии являются нишевыми, показанными при конкретных видах заболеваний. К примеру, использование линейного МР ускорителя очень целесообразно при раке ЖКТ, так как мы стремимся давать высокие дозы областям вблизи критической структуры, и нам нужен визуальный контроль. При других опухолях это может быть нецелесообразно.

В отношении протонной терапии, которая распространилась уже достаточно широко по всей стране, проведено немало клинических исследований лечения заболеваний ЖКТ. Мы начали их в центре «МД Андерсон» Университета Техаса 10 лет назад и прошли от испытаний фазы I/II до фазы III на опухолях.

Сейчас мы проводим исследование для рака печени на национальном уровне с намерением доказать, что протоны лучше, чем рентгеновские лучи. Мы также проводим рандомизированные испытания фазы III для рака пищевода с целью выяснить, можно ли уменьшить токсичность легких и сердца.

Мы думаем, что протонная терапия будет вызывать меньше периоперационных осложнений, вести к меньшему количеству долгосрочных заболеваний сердца и легких и меньшей смертности. Мне трудно убедить некоторых моих коллег, которые не понимают этого, но очевидно, что поздняя сердечная заболеваемость является проблемой для рака гастроэзофагеального перехода.

Мы также знаем, что периоперационный синдром острой дыхательной недостаточности является одной из основных причин заболеваемости и смертности у пациентов, которые проходят хирургию после предоперационной химиорадиации.

Предварительные данные показывают, что применение протонов может давать преимущество из-за того, что радиация меньше воздействует на сердце и легкие, чем при использовании фотонов.

Мы всегда должны думать о проведении рандомизированных испытаний фазы III. Мы находимся на фазе I/II испытаний по увеличению дозы при раке поджелудочной железы, и следующим шагом должно стать привлечение достаточного числа добровольцев, чтобы мы могли решать вопросы, относящиеся к фазе III.

Источник: http://www.onclive.com

Назад к списку

Источник: https://protherapy.ru/protontherapy/v-lecenie-raka-zkt-prihodat-novejsie-tehnologii

Рак поджелудочной железы – новые методы лечения

Инновации в лечении рака поджелудочной железы

Среди всего многообразия онкологической патологии рак поджелудочной железы является очень мучительным заболеванием, сопровождающимся сильными болями и другими неприятными симптомами, быстрым ухудшением общего состояния здоровья.

К сожалению, он ещё довольно часто выявляется на поздних стадиях, когда говорить об излечении трудно. Но даже в этих случаях лечение рака поджелудочной железы за границей, где применяется комплекс новых методов, даёт хорошие результаты.

Практика показывает, что те пациенты, которые прошли лечение рака поджелудочной железы в Израиле и других цивилизованных странах, избежали фатальной участи, и даже если не наступило полное излечение, то значительно улучшилось качество жизни и увеличилась её продолжительность, а это ведь тоже немало.

Стоимость лечения рака поджелудочной железы

Каждый пациент, выбравший лечение рака поджелудочной железы за границей, отдаёт себе отчёт в том, что оно потребует немалых финансовых затрат. Ведь онкологические отделения зарубежных клиник применяют новые дорогостоящие технологии, аппаратуру и медикаменты. Лишь немногие могут позволить себе лечение в США, так же, как и в Западной Европе.

А вот на лечение в израильских клиниках проще изыскать средства, потому что стоимость лечения рака поджелудочной железы в Израиле значительно ниже, чем в западных странах, при таком же его современном уровне. Но в любом случае она будет рассчитываться индивидуально для каждого пациента, а также различаться в зависимости от категории клиники.

Узнать более подробно о ценах на лечение можно на нашем сайте, заполнив форму обратной связи, или позвонив нам по контактному телефону.

Рак поджелудочной железы – причины возникновения, разновидности

Последние исследования учёных говорят о том, что злокачественный процесс в поджелудочной железе возникает под влиянием определённых генов. В частности, онкоген p16, передающийся по наследству, увеличивает заболеваемость в десятки раз.

Но ведь заболевают далеко не все носители этого гена, а те, у кого поджелудочная железа «скомпрометирована» хроническими заболеваниями. К ним относятся хронический панкреатит, кисты и другие доброкачественные опухоли.

Пагубное влияние оказывает систематическое употребление алкоголя, курение, переедание, а также промышленные токсические вещества.

В соответствии с тремя анатомическими отделами железы выделяют 3 формы рака: головки, тела и хвостовой части. По гистологическому происхождению выделяют аденокарциному, растущую из железистого эпителия, плоскоклеточный рак, растущий из эпителия, выстилающего протоки железы, и инсулому, которая образуется в хвостовой части из инсулярных В-клеток.

Стадии рака поджелудочной железы, симптомы

Рак поджелудочной железы отличается постепенным, медленным развитием, проходя следующие клинические стадии:

  • первая стадия рака поджелудочной железы – ограниченная опухоль до 2см в диаметре без каких-либо метастазов;
  • вторая стадия рака поджелудочной железы – опухоль более 2 см, но не выходит за пределы органа, в ближайших лимфатических узлах имеются метастазы;
  • третья стадия рака поджелудочной железы – опухоль выходит за пределы железы, имеет множественные метастазы в ближайших и отдалённых лимфоузлах;
  • четвёртая стадия рака поджелудочной железы – любая опухоль с метастазами в органах, костях.

Начальные симптомы рака поджелудочной железы мало чем отличаются от панкреатита, только боли в эпигастрии не связаны с приёмом пищи.

По мере роста опухоли боли становятся постоянными, изнуряющими, появляются тошнота, рвота, потеря веса, страдает общее состояние.

Живот увеличивается в объёме, появляется механическая желтуха за счёт сдавливания опухолью жёлчных протоков, увеличивается печень, появляется отёчность ног. Опухоль в хвостовой части – инсулома – способствует развитию диабета.

Диагностика и методы лечения рака поджелудочной железы в Израиле

Для выявления опухоли железы проводят УЗИ, КТГ, МРТ, КТ-ПЭТ, ангиографию, исследование протоков и жёлчных путей, проводится полное лабораторное обследование, в том числе на онкогены, маркеры. Широко применяется лапароскопическая диагностика с одновременным УЗИ, взятием биопсии. Обязательным является исследование всех органов, костной системы на наличие метастазов.

В Израиле применяются самые современные методы лечения рака поджелудочной железы: химиотерапия препаратами последнего поколения, которая сочетается с иммунотерапией биопрепаратами, после чего выполняется удаление опухоли.

Зачастую это сложнейшие операции резекции железы с последующим восстановлением её протоков, использованием микрохирургической техники.

Применяются инновационные технологии – электрорезекция (IRE), роботизированные установки, когда доктор только управляет роботом-оператором с помощью пульта, следя за процессом на дисплее.

В случаях, если опухоль не выходит за пределы железы, хороший эффект даёт её бескровное удаление с помощью радиохирургии, криоабляции, лазерной вапоризации (Green Light), внедрена новая технология ультразвуковой абляции ФУЗ.

В послеоперационном периоде также назначается химиотерапия, радиотерапия, проводится радиохирургическое удаление метастазов в органах и костях. Активно применяются новые селективные технологии – химиоэмболизация и радиоэмболизация – введение больших доз препаратов непосредственно в сосуды, идущие к опухоли.

Все эти и другие новые технологии применяются в крупнейшей частной клинике Ассута, где пациент имеет самый высокий шанс на излечение.

Источник: https://www.assuta.co/%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D1%83%D0%B4%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D1%8B

Лечение рака поджелудочной железы в Израиле

Инновации в лечении рака поджелудочной железы

При лечении онкологии у пациента мало времени, поэтому он не располагает возможность сделать несколько попыток терапии. Лечение рака поджелудочной железы  в Израиле с компанией ServiceMed – это самый рациональный и надежный вариант.

Отсутствие ранних симптомов рака поджелудочной железы в сочетании с высокой степенью агрессивности опухоли делают ее очень опасной. Успех в излечении патологии во многом зависит от корректной диагностики и отработанных на практике протоколов лечения.

Сегодня клиники Израиля в лечении рака поджелудочной железы предлагают пациентам комплексные мероприятия, среди которых ключевым звеном являются следующие хирургические вмешательства: дистальная панкреатотомия, операция Уиппла и субтотальная резекция.

Специалисты компании ServiceMed готовы предоставить информацию о показаниях к этим операциям. Узнать больше…

Инновации в лечении

На любой стадии рака поджелудочной железы приоритетной задачей врачей является контроль над ростом образования, а также смягчение симптомов и осложнений, вызванных онкопатологией.

Важнейшим направлением медицинских разработок в сфере лечения рака поджелудочной железы в Израиле являются клинические исследования по расширению границ операбельности опухолей.

Определенных успехов на этом пути, несомненно, удалось достичь.

Революционным открытием в области лечения рака поджелудочной железы в больницах Израиля стала методика NanoKnife®(«Нано-Нож»), которая используется как отдельно, так и в сочетании с резекцией.

Ее суть заключается в целенаправленной деструкции опухоли железы посредством воздействия локализованных электрических полей.

С этой целью по краям образования под контролем УЗИ помещаются четыре тонких электрода, посредством которых осуществляется строго дозированная подача высоковольтного тока, разрушающего опухоль.

С применение методики стало возможным лечить некоторые формы неоперабельных онкообразований поджелудочной железы. Но метод можно применять только для уничтожения локальных опухолей, для деструкции метастазов он не подходит в силу своего точечного воздействия.

В центрах лечения рака поджелудочной железы Израиля стандартом при метастатических опухолях является химиотерапия. До недавнего времени единственным эффективным препаратом, используемым для этой цели, считался Gemcitabine. Однако сегодня у этого средства появилась альтернатива – схема лечения, включающая 4 препарата – FOLFIRINOX (leucovorin/5-FU/oxaliplatin/irinotecan). Узнать больше…

По отзывам, лечение рака поджелудочной железы в Израиле на разных стадиях становится более успешным с применением инновационной техники радиотерапии IGRT.

Речь идет о сфокусированном точечном воздействии на онкообразование достаточно мощными дозами радиации, направить которые удается благодаря высокотехнологичной системе трехмерного моделирования.

Главные преимущества данной технологии – сокращение количества сессий радиоактивного облучения и минимизация осложнений.

Программа лечения

  1. Диагностические проверки (комплексные лабораторные исследования, УЗИ и доплерография органов брюшины, гастроскопия, ПЭТ-КТ, биопсия либо ее ревизия).
  2. Консультации у гастроэнтеролога, онколога и абдоминального хирурга.
  3. Предоперационная лапароскопическая навигация.
  4. Оперативное вмешательство (при необходимости предварительно проводится курс химиотерапии).
  5. Консультация у клинического диетолога, разработка персональной системы питания.
  6. Динамический мониторинг состояния здоровья.

Вопросы наших пациентов

  1. Каковы альтернативные способы лечения онкологии поджелудочной железы?

На данный момент из фазы клинических исследований в практику медучреждений переходят такие техники, как радиочастотная абляция, метод микроволновой термотерапии, а также криотерапия.

Их суть заключается в абляции онкообразования. Однако диапазон показаний к применению методик пока достаточно ограничен. Он включает нейроэндокринные онкопатологии с местнораспространенным характером роста и единичные узлы экзокринного рака малого размера.

При лечении метастазов методики используются только в качестве паллиативных.

Стоит заметить, что вышеназванные способы терапии являются высокотехнологичными и требуют наличия специальной аппаратуры. Поэтому стоимость лечения рака поджелудочной железы в Израиле с их использованием может, в определенной мере, возрасти.

  1. Как при раковом образовании поджелудочной железы устраняется болевой синдром?

Преодоление интенсивной боли – одна из главных задач при лечении рака поджелудочной железы. Израиль на весь мир известен своими впечатляющими достижениями в области фармакологии, поэтому выбор эффективных болеутоляющих препаратов, несомненно, имеется.

При хронической боли пациентам рекомендованы методики купирования пролонгированного действия, примеру – подкожное введение оксикодона, фентанила либо оксиморфона.

Процедурами действенными и доступными по цене в лечении рака поджелудочной железы в Израиле являются также чревной (висцеральный) блок и нейролизис чревных ганглиев.

Преимущества лечения с ServiceMed:

  • Самые действенные нововведения в лечении болезни
  • Большой опыт оперирующих абдоминальных хирургов
  • Широкая реабилитационная и санаторно-курортная база
  • Впечатляющие достижения в диетологии и разработке специальных систем питания
  • Искренняя забота и дружелюбие всего персонала

С компанией ServiceMed Вы достигнете успешных результатов лечения!

Источник: https://service-med.com/oncology/cancer-pancreas/

Рак поджелудочной железы: причины, симптомы, диагностика, лечение

Инновации в лечении рака поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы (РПЖ) — это злокачественная опухоль из эпителиальных или нейроэндокринных клеток поджелудочной железы с относительно бессимптомным началом заболевания и достаточно агрессивным течением. Данное заболевание одинаково часто встречается как среди мужчин, так и среди женщин.

Средний возраст заболевших РПЖ составляет 65-75 лет. Рак поджелудочной железы отличается высокой смертностью, которая достигает 80% в течение первого года болезни.

Лечение считается сложным из-за особенностей анатомического строения и расположения железы, однако современная терапия позволяет добиться хороших результатов, особенно в начальных стадиях заболевания.

Поджелудочная железа состоит из двух основных частей: экзокринной паренхимы с протоками, клетки которой синтезируют пищеварительные ферменты, и эндокринной паренхимы, клетки которой продуцируют гормоны, в частности инсулин.

Рак поджелудочной железы может развиваться как из эпителиальных, так и нейроэндокринных клеток.

От гистологического варианта и степени дифференцировки рака поджелудочной железы зависят такие важные показатели, как характер роста, вероятность метастазирования и клинические проявления опухоли.

Непосредственные причины рака поджелудочной железы на сегодняшний момент не определены, однако выделяют ряд факторов риска, которые могут поспособствовать возникновению опухоли:

  • табакокурение;
  • злоупотребление спиртными напитками;
  • неправильное питание: чрезмерное употребление жареного мяса, жирной и острой пищи, животных белков, сахара, кофе;
  • наличие сопутствующих заболеваний: сахарный диабет, хронический панкреатит, аденома и кисты железы;
  • ожирение;
  • генетическая предрасположенность (примерно в 5-10 % случаев);
  • контакты с канцерогенными веществами (асбест, бензидин);
  • радиоактивное облучение.

Под воздействием причинных факторов происходит перестройка ДНК клеток, начинается неконтролируемое деление и рост клеток, что ведет к опухолевой трансформации.

Симптомы рака поджелудочной железы

Клиника РПЖ неспецифична, может имитировать другие заболевания и напрямую зависит от месторасположения опухолевого узла (головка, тело или хвост железы) и его взаимоотношения с соседними структурами и органами (желудком, двенадцатиперстной кишкой, желчными протоками и сосудами).

Формы рака поджелудочной железы в зависимости от степени поражения и распространенности:

  • локальная форма;
  • местно-распространенная форма;
  • распространенный рак.

Формы рака поджелудочной железы в зависимости от клинического проявления:

  • болевая форма;
  • желтушная форма;
  • маскированные формы (имитирующие сахарный диабет, панкреатит и др.)

Локальная форма рака поджелудочной железы чаще всего протекает бессимптомно на начальных стадиях. Могут появляться жалобы на ухудшение аппетита, необъяснимое повышение температуры и снижение массы тела.

Клинические проявления местно-распространенного рака связаны с поражением соседних органов и структур. К ним относят:

  • Боль в животе или правом подреберье. Отмечается у 65-90% пациентов. Её появление объясняется поражением опухолью нервных окончаний, реактивным панкреатитом или перерастяжением капсулы печени при закупорке общего желчного протока.
  • Механическая (обтурационная) желтуха. Раннее проявление рака головки поджелудочной железы. При этом наблюдаются желтушное окрашивание кожи и слизистых оболочек, кожный зуд, обесцвечивание стула и интенсивное окрашивание мочи.
  • Часто наблюдаются нарушения сердечного ритма (брадикардия – уменьшение частоты сердечных сокращений).
  • Синдром портальной гипертензии при поражении опухолью воротной вены: гепатоспленомегалия (увеличение печени и селезенки), варикозное расширение вен пищевода и желудка, желудочно-кишечные кровотечения, асцит (скопление жидкости в брюшной полости). Характерны при локализации опухоли в теле или хвосте поджелудочной железы.
  • Пациенты отмечают сильные головные боли, снижение работоспособности, повышенную раздражительность, апатию.
  • Резкое похудание обусловлено расстройством пищеварения из-за нарушения пассажа («прокачивания») желчи и нарушения выработки поджелудочной железой пищеварительных ферментов и панкреатического полипептида, которые принимают участие в расщеплении белков и жиров.
  • Диспепсические расстройства: тяжесть после приема пищи, тошнота, рвота, отрыжка, запоры или обильный зловонный стул.
  • При прорастании рака поджелудочной железы в 12-перстную кишку развиваются симптомы желудочно-кишечной непроходимости, воспаления желчных протоков, возможно возникновение кишечного кровотечения. Чаще встречается при опухолях, локализующихся в головке поджелудочной железы.
  • Рак тела и хвоста поджелудочной железы может сопровождаться тромбообразованием (чаще в системе воротной вены). В тяжелых случаях встречаются тромбозы сосудов нижних конечностей, инфаркты легких и селезенки.

Характерным для распространенной формы рака поджелудочной железы является наличие метастазов в легких, печени, почках, костях, рассеиванием опухолевых клеток по брюшной и плевральным полостям.

Диагностика рака поджелудочной железы

При подозрении на рак поджелудочной железы оценивается общее состояние пациента, уточняются жалобы и наличие сопутствующих заболеваний (хронического панкреатита, сахарного диабета, кист поджелудочной железы).

Проводится внешний осмотр (обращают внимание на желтушность кожи, усиленный венозный рисунок), прощупывание печени, селезенки, периферических лимфатических узлов, желчного пузыря, оценивается алиментарный статус (недостаточность или избыточность питания).

Назначается ряд лабораторных исследований:

  • общий анализ крови (оценивают уровень лейкоцитов, эритроцитов и гемоглобина, СОЭ);
  • общий анализ мочи (определяют наличие в моче желчных пигментов и уробилина);
  • биохимический анализ крови (оценивают уровень билирубина, АЛТ, АСТ, щелочной фосфатазы, ЛДГ, креатинина, мочевины, амилазы, глюкозы);
  • коагулограмма (оценивают свертывающую и противосвертывающую систему крови);
  • определение уровня опухолевых маркеров в крови (СА 19-9, РЭА).

Проводят инвазивные и неинвазивные инструментальные исследования:

  • ультразвуковое исследование органов брюшной полости. Позволяет установить наличие опухоли в поджелудочной железе;
  • КТ и МРТ органов брюшной полости. Позволяет уточнить размеры опухоли, её взаимоотношение с соседними органами и структурами, оценить вне-и внутрипеченочные желчные протоки, вирсунгов проток, воротную вену, регионарные лимфатические узлы;
  • рентгенография или рентгеноскопия желудка и двенадцатиперстной кишки. Оцениваются размеры органов, эвакуация из желудка;
  • рентгенография органов грудной клетки. Применяется для обнаружения отдаленных метастазов;
  • эндосонография — комбинированное эндоскопическое и ультразвуковое исследование;
  • ФГДС желудка и двенадцатиперстной кишки для оценки состояния слизистой и проходимости привратника (циркулярный мышечный слой между желудком и двенадцатиперстной кишкой). Позволяет определить прорастание опухоли в двенадцатиперстную кишку;
  • эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография — комбинированное эндоскопическое и рентгеноскопическое исследование, при котором эндоскопически в желчные пути подается рентгенконтрастное вещество, а затем с помощью рентгеновской аппаратуры получают их изображение;
  • черескожная чреспеченочная эвакуация желчи из желчного пузыря и/или внутрипеченочных желчных протоков под УЗИ-контролем. Так же может использоваться как предоперационная подготовка или метод симптоматического лечения;
  • лапароскопия. Помогает в оценке опухолевой распространённости и возможности проведения хирургического лечения. При данном методе исследования также проводят забор асцитической жидкости для цитологического исследования;
  • ЭКГ для оценки состояния сердечно-сосудистой системы;
  • остеосцинтиграфия при подозрении на наличие метастазов в кости скелета.

Для подтверждения диагноза «рак поджелудочной железы» и определения его клеточного строения необходимо проведение биопсии. Забор тканей для морфологического исследования может быть проведен с помощью чрескожной тонкоигольной аспирационной биопсии, эндоскопической биопсии через двенадцатиперстную кишку или при лапароскопии.

Главным методом лечения рака поджелудочной железы является хирургическое лечение.

Объем оперативного вмешательства зависит от места расположения опухоли, её размеров и распространенности, взаимоотношения с соседними органами и структурами, возраста и общего состояния пациента.

Различают операции двух видов: радикальные и паллиативные. Радикальные операции показаны пациентам с 1-3 стадией. К ним относят:

  • панкреатодуоденальная резекция, при которой удаляют часть желудка, часть поджелудочной железы, желчный пузырь и двенадцатиперстную кишку;
  • резекция тела и хвоста поджелудочной железы;
  • тотальная панкреатодуоденэктомия — операция, полного удаления поджелудочной железы с двенадцатиперстной кишкой.

Паллиативные операции направлены на коррекцию серьезных симптомов и проявлений заболевания и улучшение общего состояния и качества жизни пациентов. Среди них выделяют:

  1. Гастроэнтеростомию — операция наложения соустья между желудком и тонкой кишкой. Показана при желудочнотонкокишечной непроходимости.
  2. Наложение билиодигестивных анастомозов — операция по созданию соустья между желчевыводящими путями и желудочно-кишечным трактом (при механической желтухе для улучшения оттока желчи).

Лучевая терапия (применение особого вида энергии излучений) при лечении рака поджелудочной железы используется чаще всего после хирургического лечения, при неоперабельных опухолях, либо в комбинации с химиотерапией.

При неоперабельной опухоли возможно назначение индукционной химиотерапии, которая выступает, как попытка перевести неоперабельный процесс в операбельный с последующим хирургическим лечением. Назначается с целью уменьшения количества раковых клеток.

После проведенного оперативного лечения показано назначение адъювантной (дополнительной) химиотерапии, которая направлена на уничтожение раковых клеток, которые могли остаться после операции.

При раке с отдаленными метастазами показана системная химиотерапия.

Также для лечения рака поджелудочной железы существуют препараты направленного действия, которые оказывают губительный эффект непосредственно на раковые клетки — таргетная терапия (Эрлотиниб).

В качестве симптоматической терапии при раке поджелудочной железы проводят:

  • желчеразгрузочные операции при желтухе;
  • стентирование (расширение) или наложение обходных анастомозов (соустий) при желудочно-тонкокишечной непроходимости;
  • блокаду чревного сплетения (введение местных обезболивающих препаратов), назначение системных обезболивающих препаратов при выраженном болевом синдроме;
  • лапароцентез (прокол передней брюшной стенки специальной иглой-катетером под УЗИ-контролем) и применение диуретиков при асците.

Источник: https://www.nativita.by/entsiklopediya/pancreatic-cancer-causes-symptoms-diagnosis-treatment/

Иммунотерапия рака поджелудочной железы

Инновации в лечении рака поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы (РПЖЖ) — это одно из самых смертельных заболеваний среди солидных опухолей. Ежегодно регистрируется более 250000 смертей от рака поджелудочной железы.

Он является восьмой по частоте причиной смерти от злокачественных новообразований у мужчин и женщин во всем мире, а заболеваемость РПЖЖ варьируется от 1 до 10 случаев на 100000 человек.

Проблема рака поджелудочной железы актуальна в современной медицине, так как большинство пациентов с локальным или метастатическим РПЖЖ не являются кандидатами на лечебную резекцию из-за чрезвычайно неблагоприятного прогноза.

Несмотря на огромный прогресс в лечении других злокачественных опухолей благодаря прорыву в иммунотерапии рака, лечение рака поджелудочной железы развивалось медленно в течение последних двух десятилетий.

Неэффективность иммунотерапии РПЖЖ объясняется несколькими факторами, в том числе слабой иммуногенностью опухоли (мутантные белки, экспрессируемые на поверхности опухолевых клеток РПЖЖ, обладают слабыми антигенными свойствами, по сравнению, к примеру, с антигенами меланомы или рака легкого), а также наличием иммуносупрессивных свойств как у самой опухоли, так и у ее микроокружения.

Не последнюю роль в резистентности к терапии играет десмопластическая строма опухоли, состоящая из фибробластов, клеток поджелудочной железы, иммунных клеток, кровеносных сосудов и белков внеклеточного матрикса. Помимо уже упомянутых иммуносупрессивных свойств, она играет роль физического барьера, препятствующего доставке терапевтических агентов к опухолевым клеткам.

Взаимодействие опухолевых клеток с микроокружением может приводить как к усилению роста опухоли и подавлению иммунного ответа на нее, так и к нарушению ее развития, что делает опухолевое микроокружение хорошей целью для терапевтического воздействия. Совокупностью этих факторов обосновывается неэффективность традиционной иммунотерапии.

Это поднимает необходимость разработки и внедрения новых, улучшенных способов лечения РПЖЖ с помощью различных иммунологических методик, а также подготовки комбинированных схем терапии с применением различных препаратов или иных методов (например, лучевая терапия).

Устранение иммуносупрессивных свойств опухолей — это один из зарекомендовавших себя подходов в иммунотерапии рака. Ингибирование иммуносупрессивных молекул CTLA-4 и PD-1 — неплохой метод, который проявил себя в лечении таких видов рака как меланома, уротелиальная карцинома, рак почки, гепатоцеллюлярный рак и др.

CTLA-4 (цитотоксический лимфоцитарный антиген 4) представляет собой ингибирующий рецептор, локализующийся на CD4+ и CD8+ лимфоцитах. Его экспрессия повышена в опухолях, и было показано, что блокада CTLA-4 вызывает противоопухолевый иммунный ответ. Препарат ипилимумаб — это человеческое моноклональное антитело, нацеленное на CTLA-4.

Однако несмотря на его эффективность в терапии других опухолей, клинические испытания ипилимумаба в терапии РПЖЖ не показали эффективных результатов. Другой супрессивной молекулой является programming death 1 (PD-1, рецептор запрограммированной смерти 1). Он экспрессируется на эффекторных Т-лимфоцитах, B-лимфоцитах, NK-клетках и Treg.

При связывании со своим лигандом PD-1L этот рецептор активирует ингибирование активации и пролиферации лимфоцитов. Терапия моноклональными антителами против PD-1 (препараты пембролизумаб и ниволумаб) также была эффективна при лечении солидных опухолей, таких как меланома, рак почки и урогенитальная карцинома.

Также применяются моноклональные антитела против PD-1L (атезолизумаб). Однако клинические испытания на РПЖЖ не показали эффективности данных методов.

Другим подходом к лечению злокачественных новообразований является стимуляция собственного иммунитета организма пациента с помощью противоопухолевых вакцин. Такие вакцины предназначены для увеличения представления опухолевых антигенов и активации антигенспецифичных эффекторных Т-лимфоцитов и Т-клеток памяти.

Выявлено несколько антигенов, которые экспрессируются в большинстве опухолей поджелудочной железы, как например карциноэмбриональный антиген (СЕА), муцин-1 (MUC-1) и белок, кодируемый мутированным геном KRAS. В настоящее время несколько вакцин были испытаны для терапии РПЖЖ.

GVAX — это клеточная вакцина, в которой модифицированные клетки рака поджелудочной железы экспрессируют гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (GM-CSF). Фаза I клинических испытаний показала безопасность данной вакцины, однако эффект от терапии был неоднозначный.

Несмотря на то, что не было выявлено улучшения однолетней и общей выживаемости в группах пациентов, получавших данную вакцину в сочетании с химиолучевой терапией, и пациентов, получавших только адъювантную лучевую терапию, подгруппа пациентов с длительной безрецидивной выживаемостью показала увеличение опухолеспецифичных CD8+ Т-лимфоцитов после вакцинации.

Это демонстрирует, что данная методика может использоваться в отношении некоторой группы пациентов. Другой тип вакцин, на основе опухолевых пептидов, также был исследован.

Вакцина на основе мутантного белка KRAS, который мутирует больше чем в 90 % случаев РПЖЖ, давала появление иммунного ответа у 58 % пациентов, причем медиана выживаемости среди таких пациентов была в два раза выше, чем у группы, не развивших иммунный ответ.

Другая мультипептидная вакцина OCV-C01, содержащая фрагменты рецептора фактора роста эндотелия сосудов 1 и 2 (VEGFR1 и VEGFR2 соответственно), а также белка семейства кинезина (KIF20A), была исследована на пациентах с РПЖЖ. 58,6 % испытуемых показали развитие иммунного ответа на KIF20A, что сопровождалось значительным улучшением безрецидивной выживаемости. Данные результаты свидетельствуют о перспективности использования противоопухолевых вакцин и необходимости установления новых антигенных детерминант, более специфичных для РПЖЖ.

Хорошие результаты вакцин и важность иммуносупрессивных свойств микроокружения опухоли для успешной терапии дают обоснования для комбинирования данных методик в терапии РПЖЖ.

Клиническое исследование комбинированной терапии ипилимумабом и вакциной GVAX показало эффективность данного подхода, по сравнению с монотерапией ипилимумабом, а также безопасность данного сочетания препаратов.

Эффективной оказалась и комбинация GVAX с ингибиторами PD-1, которая демонстрировала значительное увеличение средней общей выживаемости по сравнению с монотерапией. В группе пациентов, получавших оба препарата, обнаруживалось увеличение CD8+ T-лимфоцитов, продуцирующих IFN-gamma.

Было показано, что пациенты, получавшие GVAX за 2 недели до резекции опухоли, демонстрировали увеличение уровня PD-L1, что указывает на один из механизмов иммунорезистентности. Таким образом, комбинация вакцин и ингибиторов иммуносупрессивных молекул является обоснованной и перспективной схемой терапии, требующей дальнейших исследований.

Новым подходом к лечению РПЖЖ являются методики, воздействующие на определенный компоненты стромы рака поджелудочной железы, о роли которой в резистентности к терапии было упомянуто ранее. Мезенхимальная строма РПЖЖ содержит большое количество фибробластов, продуцирующих белок-α активирующий фибробласты (FAP-α).

Высокая экспрессия этого белка коррелирует с худшим прогнозом заболевания. В эксперименте на мышах ликвидация клеток, экспрессирующих FAP-α, повышала эффективность противоопухолевых вакцин. Эффективными оказались и комбинации данной методики с анти-CTLA-4 и анти-PD-L1 препаратами.

Другое исследование было направлено на блокаду рецептора колониестимулирующего фактора 1 (CSF1R), который экспрессируется на ассоциированных с опухолью М2-макрофагах и супрессорных миелоидных клетках (MDSC). Данные клетки обладают способностью блокировать цитотоксический иммунный ответ.

Ингибирование CSF1R в сочетании с химиотерапией улучшает противоопухолевый иммунитет. В мышиной модели трансплантации РПЖЖ лечение ингибиторами CSF1R приводило к усилению инфильтрации опухоли Т-клетками, однако эти клетки демонстрировали повышенные уровни CTLA-4, а также наблюдалось усиление экспрессии PD-L1 в опухоле.

Этот факт делает обоснованным сочетание ингибиторов CSF1R и анти-CTLA-4, анти-PD-L1 препаратов. IMC-CS4 является CSF1R-антителом, которое в настоящее время проходит клинические испытания в сочетании с GVAX и анти-PD1 терапией. Еще одна важная молекула, а точнее пара молекул, была исследована в качестве мишени для терапии РПЖЖ.

Хемокин CXCL12 широко представлен в микроокружении опухоли, а его рецептор CXCR4 экспрессирован на опухолевых клетках. Показано, что CXCL12 способствует хемотаксису опухолевых клеток, что указывает на перекрестное клеточное взаимодействие между опухолевыми клетками и стромой.

Это взаимодействие оказалось значимым для иммунорезистентности РПЖЖ, так как при обработке опухоли AMD3100 моноклональным антителом к CXCR4, регистрировалось снижение роста опухоли, зависимое от Т-лимфоцитов. Комбинация AMD3100 с анти-PD-L1 препаратом также оказалась эффективной.

На данный момент AMD3100 находится в I фазе клинических испытаний в качестве терапии РПЖЖ под торговым названием Мозобил (Mozobil). Помимо ингибирующих агентов моноклональные антитела могут использоваться и как агонисты различных рецепторов. CD40 является молекулой, располагающейся на поверхности иммунных клеток.

При связывании со своим лигандом CD40L (который экспрессирован на CD4+ Т-хелперных клетках) активирует антигенпредставляющие клетки. Было продемонстрировано, что усиление действия CD40 повышает эффективность противоопухолевых вакцин. Моноклональные антитела, активирующие CD40, приводили к регрессии опухоли в сочетании с химиотерапией в доклинических исследованиях.

В клинических испытаниях I фазы терапия агонистом CD40 в сочетании с химиотерапией привела к иммунному противоопухолевому ответу в 19 % случаев у пациентов с неоперабельной формой РПЖЖ. В мышиных моделях, сочетание анти-PD-1 или анти-CTLA-4 препаратов с агонистами CD40 усиливало противоопухолевый иммунитет.

39 % мышей, получавших подобную схему терапии, демонстрировали длительную полную ремиссию и продолжительную выживаемость. Также терапия привела к уменьшению Treg и увеличению CD8+ Т-лимфоцитов в микроокружении опухоли. Важно, что в экспериментах на мышах сочетание CD40 агонистов с анти-PD-1 или анти-CTLA-4 препаратами показало улучшенную среднюю выживаемость по сравнению с комбинацией химиотерапии и CD40 агониста. На данный момент моноклональное антитело-агонист CD40 R07009789 проходит клинические испытания в комбинации с химиотерапией и ингибиторами супрессорных молекул.

Таким образом, рак поджелудочной железы является важной проблемой в современной медицине. Традиционные подходы иммунотерапии, такие как ингибиторы иммуносупрессивных молекул и противоопухолевые вакцины, малоэффективны в качестве монотерапии при РПЖЖ.

В то же время, комбинации специальных препаратов, воздействующих на компоненты микроокружения опухоли с традиционной иммунотерапией и химиотерапией показали многообещающие результаты.

Требуется дальнейшее всестороннее изучение данного злокачественного новообразования для разработки эффективных методов лечения, в том числе и иммунотерапии.

Источники:

  1. Torphy R. J., Zhu Y., Schulick R. D. Immunotherapy for pancreatic cancer: Barriers and breakthroughs //Annals of Gastroenterological Surgery. — 2018.
  2. Bhosale R. R. et al. Current Perspectives on Novel Drug Carrier Systems and Therapies for Management of Pancreatic Cancer: An Updated Inclusive Review // Critical Reviews™ in Therapeutic Drug Carrier Systems. — 2018. — Т. 35. — №. 3.

Источник: https://medach.pro/post/1491

Симптомы.Ру
Добавить комментарий