Головокружение от успехов — это… Что такое Головокружение от успехов?

Письма об эволюции (60). «головокружение от успехов»

Головокружение от успехов — это… Что такое Головокружение от успехов?
?

Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
2019-11-25 19:22:00 Александр Майсурян
maysuryan
2019-11-25 19:22:00 Category:
Карикатура на «головотяпа» к статье И.В. Сталина «Головокружение от успехов».

Март 1930 годаНадо сказать, что первоначально я не собирался уделять данной теме отдельного поста, и предполагал сразу перейти от «полосы трудностей» к новой экономической ситуации 1935 года. Но… и в данном случае оказалось, что «логика обстоятельств сильнее логики человеческих намерений».

🙂 Как и всякая революция, «антикулацкая революция» переживала подъёмы и спады, наступления и отступления. Одно из таких отступлений (хотя это слово официально не употреблялось) обозначила статья И.В. Сталина «Головокружение от успехов», появившаяся в «Правде» 2 марта 1930 года.

Статья осуждала «забегание вперёд» и «перегибы на местах» в деле коллективизации, указывала, что основной формой колхоза должна быть не коммуна, а артель, а «в артели не обобществляются: приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т.д.

» Автор называл принудительное насаждение колхозов «политикой унтера Пришибеева». «Кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Никому, кроме наших врагов…

Не ясно ли, что авторы этих искривлений, мнящие себя «левыми», на самом деле льют воду на мельницу правого оппортунизма?»О том, как восприняли статью в деревне, в дневнике писал Михаил Пришвин (настроенный к коллективизации крайне враждебно): «В деревне сталинская статья «Головокружение», как бомба разорвалась.

Оказалось, что принуждения нет — вот что! Дом, корова, птица, огород не подлежат коллективизации! […] Одни понимают манифест как уступку, за которой пойдут новые уступки, другие подозревают в этой уступке обход мужика: берут в обход. […] Статья «Головокружение» в деревне теперь как эра, так и говорят всюду, начиная рассказ: «Было это, друг мой, до газеты»… Или скажут: «Было это после газеты».

Печать между тем заполнилась карикатурами на «головотяпов»:

Рисунок М. Черемных. «— Говорят, что я — головотяп. Ну, что ж! Зато — на все сто процентов!»
Рисунок И. Каликина. «Не успел раскачаться. — Как же это мы так оплошали, товарищи? Везде в ошибках признаются, а я только ещё начинаю чувствовать головокружение».
Рисунок К. Елисеева. «Головотяп: — Кур обобществил; а как быть с воронами — ума не приложу».
Рисунок К. Ротова. «В два счёта. — Объедем-ка это село сторонкой. Я тут на днях мимоездом колхоз в полчаса организовал».
Рисунок К. Елисеева. «Кулачество повсеместно стремится привлечь на свою сторону середняка, нередко провоцируя антисередняцкие перегибы со стороны местных работников». (Правда, № 61). Тонкая провокация. Кулак (головотяпу): — Я бы с твоим умом, Гаврила Семёнович, прямо уж коммуну у нас построил, а не колхоз. Кстати бы и середняка, сукина сына, рассереднячил. Это нам бы очень на пользу было».14 апреля 1930 года Михаил Пришвин записал в дневник: «Оказался прав тот мужик, который, прочитав манифест, сказал, что хотят взять мужика в обход. Обозначился обход: опубликованы льготы колхозникам и подчеркнуто, что крестьяне вне колхозов этих льгот иметь не будут. Иначе говоря, государственные налоги должны будут платить дикие крестьяне».После «Головокружения» борьба между колхозами и единоличниками в большей степени перешла в экономическую плоскость.
Рисунок М. Черемных. «Обедают. У единоличника — коллективно… У колхозника — врозь».Впрочем, и колхозы отнюдь не были последовательно социалистическими предприятиями. Крестьянин в них оставался, как и прежде, трудящимся мелким хозяином. Из платформы Х. Раковского и других в апреле 1930 года: «Колхозы в их самой законченной форме (коммуны) остаются всё-таки переходной формой от индивидуального хозяйства к социализму. От колхоза можно подняться выше к социалистической форме, но от колхоза можно спуститься обратно вниз, как часто случается, к индивидуальной форме хозяйства».Довольно важной вехой в отступлении стало восстановление колхозных базаров. Л. Троцкий в «Бюллетене оппозиции» в октябре 1932 года оценивал это событие так: «Восстановление базаров явилось признанием несвоевременности ликвидации НЭП'а, но признанием эмпирическим, частичным, непродуманным и противоречивым. Называть базары формой «советской» (социалистической?) торговли, в противовес частной торговле и спекуляции, значит заниматься самообольщением. Базарная торговля даже со стороны колхоза, как целого, является спекуляцией на нужде ближайшего города в предметах продовольствия и, по последствиям своим, ведёт к социальной дифференциации, т.е. к обогащению меньшинства более счастливо расположенных колхозов. Но главное место в торговле занимают не колхозы, а отдельные колхозники, наряду с единоличниками. Торговля колхозников, продающих свои избытки по спекулятивным ценам, ведёт к дифференциации внутри колхозов. Так базар развивает в «социалистической» деревне центробежные силы. Упразднив рынок и восстановив азиатские базары, бюрократия создала, в довершение всего, условия самой варварской пляски цен, следовательно, подвела мину и под план, и под коммерческий расчёт. Результатом явилось усугубление экономического хаоса».Советская печать высмеивала подобные утверждения:
Рисунок 1930 года к возобновлению работы базаровВ то же время признавала, что вокруг базаров сложилась своя среда «перекупщиков» и «спекулянтов», то есть нового поколения полулегальной буржуазии.
Рисунок А. Топикова. 1932 год. «По пути на колхозный базар. Спекулянты: — Эва, прямо на руках колхозников носим, а нас ругают».
Рисунок 1932 годаСходные процессы происходили и в нэпмановской, то есть буржуазной среде: нэпманы в новых условиях не исчезали, а искали и находили возможности действовать в промышленных артелях, кооперации. Из печати 1930 года:
Рисунок Б. Пророкова. «Плохой коммерсант. — Противно смотреть-то на тебя, на частника! Все давно в кооперации поустраивались, а ты канителишься».
Рисунок П. Белянина. «Ковчег спасения. «В связи с нажимом на частника, последний устремился в промысловую кооперацию». (Из газет).
«Последнее пристанище для частников в бурную эпоху.
— Всё хорошо. Не было бы только чистки.— Ну, а какие у вас виды в дальнейшем?— Дальнейшие виды известны: нарымские или соловецкие.— Найдётся ли местечко?— Найдётся: там все свои.— А надёжен ли корабль?— Не беспокойся, — у руля свой парень».
Рисунок Ю. Ганфа.Из жизни частников.— Молодец этот Хваткин: сам уезжает на север!

— Так он же открывает там своё дело, — будет заведывать кооперативным складом…»

Получалось, что рынок отнюдь не был полностью вытеснен плановым хозяйством, а лишь отступил на новые позиции. Подтверждая такую оценку, В.М. Молотов много позднее, в 1978 году, замечал: «Что касается нэпа, то он не был отменён, и отдельные его элементы есть и сегодня».(Продолжение следует).

ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ

История, СССР, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским

  • 1935 год. Карикатура против пьесы Владимира Киршона «Хлеб» во МХАТе. А ведь только в 1929 году И. Сталин назвал пьесу Киршона «Рельсы гудят»…
  • Карикатура Д. Моора на М. Булгакова, К. Станиславского и артистов-исполнителей спектакля «Дни Турбиных» по «Белой гвардии». 1927 год Итак, как…
  • Рисунок К. Елисеева. 1927 год. «Твёрдые понятия. — Скажите, рабочие посещают всё-таки Большой театр?.. — Не извольте беспокоиться: у нас только…
  • Итак, мы подошли к переломному, с социально-классовой точки зрения, моменту истории СССР 30-х годов. В конце 1934 года была отменена введённая в пору…
  • Рисунок Дени к XVI съезду ВКП(б). 1930 год. Обращает на себя внимание правый с показным «Покаянием» в руках (которое он смиренно протягивает…
  • Рисунок Ю. Ганфа. 1933 год. «Горячая голова. — Батюшки! Пишут — последний год трудностей! Пора начать вступать в партию». С началом «хлебной…
  • Самуил Адливанкин (1897-1966). «Голосуют за исключение кулака из колхоза». 1931 Продолжим рассмотрение «классовой истории» СССР. Итак, первой…
  • Итак, продолжим рассматривать «классовую историю» СССР, а именно начавшийся в 1928 году «левый поворот» против буржуазии (нэпманов) и кулачества.…
  • «Ещё об источниках. — Говорят, что Сталин поссорился с Бухариным… Как думаешь, это из верного источника? — Из БЫВШЕГО Верного. Сейчас он…

Источник: https://maysuryan.livejournal.com/956445.html

Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения

Головокружение от успехов — это… Что такое Головокружение от успехов?

Статья Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. Сталина «Головокружение от успехов» – один из центральных документов в истории коллективизации.

Она отражает официальный взгляд на трудности создания колхозов, попытку оправдаться за тяжелые последствия коллективизации, снять ответственность за них с себя и с партии, успокоить крестьянство, чтобы затем с новой силой возобновить наступление на «единоличника».

Важнейшей составляющей индустриального рывка была коллективизация. Сталин считал необходимым превратить крестьян из самостоятельных хозяев в работников крупных «коллективных хозяйств» («колхозов»), подчиненных государству.

Официально планы ускоренной коллективизации обосновывались необходимостью повышения производительности сельскохозяйственного труда путем внедрения машин – прежде всего тракторов. Но в России еще не было заводов по производству этих тракторов.

Колхозы были нужны коммунистической партии, чтобы управлять крестьянством и таким образом получить продовольствие для обеспечения «строек пятилетки», для продажи на внешнем рынке, чтобы получить средства на закупку современных технологий и оборудования.

Курс на коллективизацию был провозглашён ещё XV съездом ВКП(б), но широкомасштабная коллективизация развернулась в 1929 г. как составная часть Первой пятилетки. Стремление получить как можно больше ресурсов на нужды промышленного развития требовало и повышение темпов коллективизации. Осенью 1929 г.

руководство ВКП(б) во главе со Сталиным взяло курс на превышение темпов роста экономики по сравнению с цифрами принятого в мае 1929 г. «оптимального» плана Пятилетки. 7 ноября 1929 г.

Сталин выступил со статьей «Год великого перелома», в которой утверждал, что «оптимальный вариант пятилетки… превратился на деле в минимальный вариант пятилетки», что удалось достичь коренного перелома «в развитии земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию… в недрах самого крестьянства…, несмотря на отчаянное противодействие всех и всяких темных сил, от кулаков и попов до филистеров и правых оппортунистов». Ниже мы приводим исторический документ – статью от 2 марта 1930 года.

Об успехах Советской власти в области колхозного движения говорят теперь все. Даже враги вынуждены признать наличие серьёзных успехов. А успехи эти, действительно, велики.

Это факт, что на 20 февраля с.г. уже коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР. Это значит, что мы перевыполнили пятилетний план коллективизации к 20 февраля 1930 года более чем вдвое.

Это факт, что на 28 февраля этого года колхозы успели уже ссыпать семян для яровых посевов более 36 миллионов центнеров, т.е. более 90% плана, т.е. около 220 миллионов пудов. Нельзя не признать, что сбор 220 миллионов пудов семян по одной лишь колхозной линии – после успешного выполнения хлебозаготовительного плана – представляет огромнейшее достижение.

О чём всё это говорит?

О том, что коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным.

Нет нужды доказывать, что успехи эти имеют величайшее значение для судеб нашей страны, для всего рабочего класса, как руководящей силы нашей страны, наконец, для самой партии.

Не говоря уже о прямых практических результатах, они, эти успехи, имеют громадное значение для внутренней жизни самой партии, для воспитания нашей партии. Они вселяют в нашу партию дух бодрости и веры в свои силы.

Они вооружают рабочий класс верой в победу нашего дела. Они подводят к нашей партии новые миллионные резервы.

Отсюда задача партии: закрепить достигнутые успехи и планомерноиспользовать их для дальнейшего продвижения вперёд.

Но успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достигаются сравнительно «легко», в порядке, так сказать, «неожиданности». Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства: «Мы всё можем!», «Нам всё нипочём!».

Они, эти успехи, нередко пьянят людей, причём у людей начинает кружиться голова от успехов, теряется чувство меры, теряется способность понимания действительности, появляется стремление переоценить свои силы и недооценить силы противника, появляются авантюристические попытки «в два счёта» разрешить все вопросы социалистического строительства. Здесь уже нет места для заботы о том, чтобы закрепить достигнутые успехи и планомерноиспользовать их для дальнейшего продвижения вперёд. Зачем нам закреплять успехи, – мы и так сумеем добежать «в два счёта» до полной победы социализма: «Мы всё можем!», «Нам всё нипочем!».

Отсюда задача партии: повести решительную борьбу с этими опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон из партии.

Нельзя сказать, чтобы эти опасные и вредные для дела настроения имели сколько-нибудь широкое распространение в рядах нашей партии.

Но они, эти настроения, всё же имеются в нашей партии, причём нет оснований утверждать, что они не будут усиливаться.

И если они, эти настроения, получат у нас права гражданства, то можно не сомневаться, что дело колхозного движения будет окончательно ослаблено и опасность срыва этого движения может стать реальностью.

Отсюда задача нашей прессы: систематически разоблачать эти и подобные им антиленинские настроения.

Несколько фактов.

1. Успехи нашей колхозной политики объясняются между прочим тем, что она, эта политика, опирается на добровольность колхозного движения и учёт разнообразия условий в различных районах СССР. Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно.

Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы идею коллективизации.

Надо тщательно учитывать разнообразие условий в различных районах СССР при определении темпа и методов колхозного строительства.

В колхозном движении впереди всех районов стоят у нас зерновые районы. Почему?

Потому, во-первых, что в этих районах имеется у нас наибольшее количество окрепших уже совхозов и колхозов, благодаря которым крестьяне имели возможность убедиться в силе и значении новой техники, в силе и значении новой, коллективной организации хозяйства.

Потому, во-вторых, что эти районы имеют за собой двухлетнюю школу борьбы с кулачеством во время хлебозаготовительных кампаний, что не могло бы не облегчить дело колхозного движения.

Потому, наконец, что эти районы усиленнейшим образом снабжались за последние годы лучшими кадрами из промышленных центров.

Можно ли сказать, что эти особо благоприятные условия имеются также и в других районах, например, в потребительских районах, вроде наших северных областей, или в районах всё еще отсталых национальностей, вроде, скажем, Туркестана?

Нет, нельзя этого сказать.

Ясно, что принцип учёта разнообразия условий в различных районах СССР наряду с принципом добровольности является одной из серьёзнейших предпосылок здорового колхозного движения.

А что иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добровольности и учёта местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению.

Известно, например, что в ряде северных районов потребительской полосы, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов сравнительно меньше, чем в зерновых районах, стараются нередко подменить подготовительную работу по организации колхозов чиновничьим декретированием колхозного движения, бумажными резолюциями о росте колхозов, организацией бумажных колхозов, которых еще нет в действительности, но о «существовании» которых имеется куча хвастливых резолюций.

Или возьмём некоторые районы Туркестана, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов ещё меньше, чем в северных областях потребительской полосы.

Известно, что в ряде районов Туркестана были уже попытки «догнать и перегнать» передовые районы СССР путём угрозы военной силой, путём угрозы лишить поливной воды и промтоваров тех крестьян, которые не хотят пока что идти в колхозы.

Что может быть общего между этой «политикой» унтера Пришибеева и политикой партии, опирающейся на добровольность и учёт местных особенностей в деле колхозного строительства? Ясно, что между ними нет и не может быть ничего общего.

Кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Никому, кроме наших врагов!

К чему они могут привести, эти искривления? К усилению наших врагов и к развенчиванию идей колхозного движения.

Не ясно ли, что авторы этих искривлений, мнящие себя «левыми», на самом деле льют воду на мельницу правого оппортунизма?

2.

Одно из величайших достоинств политической стратегии нашей партии состоит в том, что она умеет выбирать в каждый данный момент основное звенодвижения, уцепившись за которое она тянет потом всю цепь к одной общей цели для того, чтобы добиться разрешения задачи. Можно ли сказать, что партия уже выбрала основное звено колхозного движения в системе колхозного строительства? Да, можно и нужно.

В чём состоит оно, это основное звено?

Может быть в товариществе по совместной обработке земли? Нет, не в этом. Товарищества по совместной обработке земли, где средства производства еще не обобществлены, представляют уже пройденную ступень колхозного движения.

Может быть в сельскохозяйственной коммуне? Нет, не в коммуне. Коммуны представляют пока единичное явление в колхозном движении. Для сельскохозяйственных коммун, как преобладающей формы, где обобществлено не только производство, но и распределение, условия еще не назрели.

Основное звено колхозного движения, его преобладающую форму в данный момент, за которую надо теперь ухватиться, представляет сельскохозяйственная артель.

В сельскохозяйственной артели обобществлены основные средства производства, главным образом, по зерновому хозяйству: труд, землепользование, машины и прочий инвентарь, рабочий скот, хозяйственные постройки. В ней не обобществляются: приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т.д.

Артель является основным звеном колхозного движения потому, что она есть наиболее целесообразная форма разрешения зерновой проблемы.

Зерновая же проблема является основным звеном в системе всего сельского хозяйствапотому, что без её разрешения невозможно разрешить ни проблему животноводства (мелкого и крупного), ни проблему технических и специальных культур, дающих основное сырьё для промышленности. Вот почему сельскохозяйственная артель является в данный момент основным звеном в системе колхозного движения.

Из этого исходит «Примерный устав» колхозов, окончательный текст которого публикуется сегодня.

Из этого же должны исходить наши партийные и советские работники, одна из обязанностей которых состоит в том, чтобы изучить этот устав по существу и проводить его в жизнь до конца.

Такова установка партии в данный момент.

Можно ли сказать, что эта установка партии проводится в жизнь без нарушений и искажений? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению.

Известно, что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко не закончена и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне.

Артель еще не закреплена, а они уже «обобществляют» жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, причём «обобществление» это вырождается в бумажно-бюрократическое декретирование, ибо нет еще налицо условий, делающих необходимым такое обобществление.

Можно подумать, что зерновая проблема уже разрешена в колхозах, что она представляет уже пройденную ступень, что основной задачей в данный момент является не разрешение зерновой проблемы, а разрешение проблемы животноводства и птицеводства.

Спрашивается, кому нужна эта головотяпская «работа» по сваливанию в одну кучу различных форм колхозного движения? Кому нужно это глупое и вредное для дела забегание вперёд? Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена — разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам?

Один из таких ретивых «обобществителей» доходит даже до того, что даёт приказ по артели, где он предписывает «учесть в трехдневный срок всё поголовье домашней птицы каждого хозяйства», установить должность специальных «командиров» по учёту и наблюдению, «занять в артели командные высоты», «командовать социалистическим боем, не покидая постов» и — ясное дело — зажать всю артель в кулак.

Что это — политика руководства колхозом или политика его разложения идискредитации?

Я уже не говорю о тех, с позволения сказать, «революционерах», которые дело организации артели начинают со снятия с церквей колоколов. Снять колокола, — подумаешь какая ррреволюционность!

Как могли возникнуть в нашей среде эти головотяпские упражнения по части «обобществления», эти смехотворные попытки перепрыгнуть через самих себя, попытки, имеющие своей целью обойти классы и классовую борьбу, а на деле льющие воду на мельницу наших классовых врагов?

Они могли возникнуть лишь в атмосфере наших «лёгких» и «неожиданных» успехов на фронте колхозного строительства.

Они могли возникнуть лишь в результате головотяпских настроений в рядах одной части партии: «Мы всё можем!», «Нам всё нипочём!».

Они могли возникнуть лишь в результате того, что у некоторых товарищей закружилась голова от успехов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда.

Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства,надо положить конец этим настроениям.

В этом теперь одна из очередных задач партии.

Искусство руководить есть серьёзное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать — значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперёд, ибо забежать вперёд — значит потерять массы и изолировать себя. Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными массами, тот должен вести борьбу на два фронта — и против отстающих и против забегающих вперёд.

Партия наша сильна и непобедима потому, что, руководя движением, она умеет сохранять и умножать свои связи с миллионными массами рабочих и крестьян.

Источник: https://bessmertnybarak.ru/article/golovokruzhenie_ot_uspekhov/

Иосиф Сталин. «Головокружение от успехов» – документ

Головокружение от успехов — это… Что такое Головокружение от успехов?

Об успехах Советской власти в области колхозного движения говорят теперь все. Даже враги вынуждены признать наличие серьёзных успехов. А успехи эти, действительно, велики. Это факт, что на 20 февраля с. г. уже коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР.

Это значит, что мы перевыполнили пятилетний план коллективизации к 20 февраля 1930 г. более чем вдвое. Это факт, что на 28 февраля этого года колхозы успели уже ссыпать семян для яровых посевов более 36 млн. центнеров, т. е. более 90% плана, т. е. около 220 млн. пуд. семян.

Нельзя не признать, что сбор 220 млн. пудов семян по одной лишь колхозной линии после успешного выполнения хлебозаготовительного плана — представляет огромнейшее достижение.

О чём всё это говорит? О том, что коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным.

Нет нужды доказывать, что успехи эти имеют величайшее значение для судеб нашей страны, для всего рабочего класса, как руководящей силы нашей страны, наконец, для самой партии.

Не говоря уже о прямых практических результатах, они, эти успехи, имеют громадное значение для внутренней жизни самой партии, для воспитания нашей партии. Они вселяют в нашу партию дух бодрости и веры в свои силы.

Они вооружают рабочий класс верой в победу нашего дела. Они подводят к нашей партии новые миллионные резервы.

Отсюда задача партии: закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперёд.

Но успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достигаются сравнительно «легко», в порядке, так сказать, «неожиданности». Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства: «Мы всё можем!», «Нам всё нипочём!».

Они, эти успехи, нередко пьянят людей, причём у людей начинает кружиться голова от успехов, теряется чувство меры, теряется способность понимания действительности, появляется стремление переоценить свои силы и недооценить силы противника, появляются авантюристические попытки «в два счёта» разрешить все вопросы социалистического строительства. Здесь уже нет места для заботы о том, чтобы закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперёд. Зачем нам закреплять успехи, — мы и так сумеем добежать «в два счёта» до полной победы социализма: «Мы всё можем!», «Нам всё нипочем!».

Отсюда задача партии: повести решительную борьбу с этими опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон из партии.

Нельзя сказать, чтобы эти опасные и вредные для дела настроения имели сколько-нибудь широкое распространение в рядах нашей партии.

Но они, эти настроения, всё же имеются в нашей партии, причём нет оснований утверждать, что они не будут усиливаться.

И если они, эти настроения, получат у нас права гражданства, то можно не сомневаться, что дело колхозного движения будет значительно ослаблено и опасность срыва этого движения может стать реальностью.

Отсюда задача нашей прессы: систематически разоблачать эти и подобные им антиленинские настроения.

Несколько фактов.

1. Успехи нашей колхозной политики объясняются между прочим тем, что она, эта политика, опирается на добровольность колхозного движения и учёт разнообразия условий в различных районах СССР. Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно.

Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы идею коллективизации.

Надо тщательно учитывать разнообразие условий в различных районах СССР при определении темпа и методов колхозного строительства. В колхозном движении впереди всех районов стоят у нас зерновые районы.

Почему? Потому, что в этих районах имеется у нас наибольшее количество окрепших уже совхозов и колхозов, благодаря которым крестьяне имели возможность убедиться в силе и значении новой техники, в силе и значении новой, коллективной организации хозяйства.

Потому, что эти районы имеют за собой двухлетнюю школу борьбы с кулачеством во время хлебозаготовительных кампаний, что не могло бы не облегчить дело колхозного движения. Потому, что эти районы усиленнейшим образом снабжались за последние годы лучшими кадрами из промышленных центров.

Можно ли сказать, что эти особо благоприятные условия имеются также и в других районах, например, в потребительских районах, вроде наших северных областей, или в районах всё еще отсталых национальностей, вроде, скажем, Туркестана? Нет, нельзя этого сказать. Ясно, что принцип учёта разнообразия в различных районах СССР наряду с принципом добровольностиявляется одной из серьёзнейших предпосылок здорового колхозного движения.

А что иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добровольности и учёта местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению.

Известно, например, что в ряде северных районов потребительской полосы, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов сравнительно меньше, чем в зерновых районах, стараются нередко подменить подготовительную работу по организации колхозов чиновничьим декретированием колхозного движения, бумажными резолюциями о росте колхозов, организацией бумажных колхозов, которых еще нет в действительности, но о «существовании» которых имеется куча хвастливых резолюций. Или возьмём некоторые районы Туркестана, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов ещё меньше, чем в северных областях потребительской полосы. Известно, что в ряде районов Туркестана были уже попытки «догнать и перегнать» передовые районы СССР путём угрозы военной силой, путём угрозы лишить поливной воды и промтоваров тех крестьян, которые не хотят пока что идти в колхозы.

Что может быть общего между этой «политикой» унтера Пришибеева и политикой партии, опирающейся на добровольность и учёт местных особенностей в деле колхозного строительства? Ясно, что между ними нет и не может быть ничего общего.

Кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Никому, кроме наших врагов! К чему они могут привести, эти искривления? К усилению наших врагов и к развенчиванию идей колхозного движения.

Не ясно ли, что авторы этих искривлений, мнящие себя «левыми», на самом деле льют воду на мельницу правого оппортунизма?

2. Одно из величайших достоинств политической стратегии нашей партии состоит в том, что она умеет выбирать в каждый данный момент основное звенодвижения, уцепившись за которое она тянет потом всю цепь к одной общей цели для того, чтобы добиться разрешения задачи.

Можно ли сказать, что партия уже выбрала основное звено колхозного движения в системе колхозного строительства? Да, можно и нужно. В чём состоит оно, это основное звено? Может быть в товариществе по совместной обработке земли? Нет, не в этом.

Товарищества по совместной обработке земли, где средства производства еще не обобществлены, представляют уже пройденную ступень колхозного движения. Может быть в сельскохозяйственной коммуне? Нет, не в коммуне. Коммуны представляют пока еще единичное явление в колхозном движении.

Для сельскохозяйственных коммун, как преобладающей формы, где обобществлено не только производство, но и распределение, условия еще не назрели. Основное звено колхозного движения, его преобладающую форму в данный момент, за которую надо теперь ухватиться, представляет сельскохозяйственная артель.

В сельскохозяйственной артели обобществлены основные средства производства, главным образом, по зерновому хозяйству: труд, землепользование, машины и прочий инвентарь, рабочий скот, хозяйственные постройки. В ней не обобществляются: приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т. д.

Артель является основным звеном колхозного движения потому, что она есть наиболее целесообразная форма разрешения зерновой проблемы.

Зерновая же проблема является основным звеном в системе всего сельского хозяйства потому, что без её разрешения невозможно разрешить ни проблему животноводства (мелкого и крупного), ни проблему технических и специальных культур, дающих основное сырьё для промышленности. Вот почему сельскохозяйственная артель является в данный момент основным звеном в системе колхозного движения. Из этого исходит «Примерный устав» колхозов, окончательный текст которого публикуется сегодня. Из этого же должны исходить наши партийные и советские работники, одна из обязанностей которых состоит в том, чтобы изучить этот устав по существу и проводить его в жизнь до конца

Такова установка партии в данный момент.

Можно ли сказать, что эта установка партии проводится в жизнь без нарушений и искажений? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко не закончена и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне.

Артель еще не закреплена, а они уже «обобществляют» жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, причём «обобществление» это вырождается в бумажно-бюрократическое декретирование, ибо нет еще налицо условий, делающих необходимым такое обобществление.

Можно подумать, что зерновая проблема уже разрешена в колхозах, что она представляет уже пройденную ступень, что основной задачей в данный момент является не разрешение зерновой проблемы, а разрешение проблемы животноводства и птицеводства.

Спрашивается, кому нужна эта головотяпская «работа» по сваливанию в одну кучу различных форм колхозного движения? Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда артельная форма колхозов еще не закреплена — разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам? Один из таких ретивых обобществителей доходит даже до того, что даёт приказ по артели, где он предписывает «учесть в трехдневный срок всё поголовье домашней птицы каждого хозяйства», установить должность специальных «командиров» по учёту и наблюдению, «занять в артели командные высоты», «командовать социалистическим боем, не покидая постов» и — ясное дело — зажать всю артель в кулак. Что это, политика руководства колхозом или политика его разложения и дискредитации? Я уже не говорю о тех, с позволения сказать, «революционерах», которые дело организации артели начинают со снятия с церквей колоколов. Снять колокола, — подумаешь какая ррреволюционность!

Как могли возникнуть в нашей среде эти головотяпские упражнения по части «обобществления», эти смехотворные попытки перепрыгнуть через себя самих, попытки, имеющие своей целью обойти классы и классовую борьбу, а на деле льющие воду на мельницу наших классовых врагов? Они могли возникнуть лишь в атмосфере наших «лёгких» и «неожиданных» успехов на фронте колхозного строительства. Они могли возникнуть лишь в результате антиленинских настроений в рядах одной части партии: «Мы всё можем!», «Нам всё позволено!», «Нам всё нипочём!». Они могли возникнуть лишь в результате того, что у некоторых товарищей закружилась голова от успехов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда.

Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям.

В этом теперь одна из очередных задач партии. Искусство руководить есть серьёзное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать значит оторваться от масс.

Но нельзя и забегать вперёд, ибо забежать вперёд значит потерять связь с массами.

Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными массами, тот должен вести борьбу на два фронта — и против отстающих и против забегающих вперёд.

Партия наша сильна и непобедима потому, что, руководя движением, она умеет сохранять и умножать свои связи с миллионными массами рабочих и крестьян.

И. СТАЛИН.
в газете «Правда», № 60 от 2 марта 1930 года.

Источник: https://diletant.media/articles/35171382/

Статья Иосифа Сталина

Головокружение от успехов — это… Что такое Головокружение от успехов?

2015-03-02T10:35+0300

2015-03-02T10:35+0300

https://ria.ru/20150302/1050369165.html

Статья Иосифа Сталина “Головокружение от успехов”

https://cdn23.img.ria.ru/images/21713/36/217133614_0:81:2281:1376_1036x0_80_0_0_4ac79f4bcae21b2a5d980fd2f53e49d3.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Статья Генерального секретаря Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков (ВКП(б) Иосифа Сталина “Головокружение от успехов” была опубликована 2 марта 1930 года.

Она стала одним из центральных документов в истории коллективизации — массового создания коллективных хозяйств (колхозов) в конце 1920-х — начале 1930-х годов, сопровождавшегося ликвидацией единоличных хозяйств.

Курс на коллективизацию был провозглашен XV съездом ВКП(б) в декабре 1927 года, но широкомасштабная кампания развернулась в 1929 году как составная часть Первой пятилетки. Увеличение темпов промышленного развития требовало повышения темпов коллективизации.

7 ноября 1929 года Сталин выступил со статьей “Год великого перелома”, в которой призвал к ускорению темпов коллективизации. Были приняты планы сплошной коллективизации в основных зерновых районах страны. Коллективизация проводилась форсированными темпами с широким использованием насильственных методов, репрессий по отношению к крестьянству, таких, как раскулачивание.

Наступление на крестьянство вызывало сопротивление, выливавшееся в волнения и террористические акты. В 1930 году произошло более 1,3 тысячи волнений, в которых приняли участие сотни тысяч крестьян.

Несмотря на то, что волнения быстро и жестоко подавлялись, недовольство и саботаж работы в колхозах нарастали. На заседании Политбюро 28 февраля 1930 года Иосифу Сталину было поручено выступить со статьей, направленной против перегибов в ходе коллективизации.

2 марта статья Сталина “Головокружение от успехов” вышла на страницах газеты “Правда”.

В начале статьи Сталин писал об успехах коллективизации. По его данным, на 20 февраля 1930 года коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР, что означало перевыполнение пятилетнего плана более чем вдвое. По мнению Сталина, “коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным”, но теперь настало время “закрепить успехи”.

Сталин осудил насильственные методы коллективизации и разоблачил “перегибы на местах”. Крестьян, по его словам, нужно не загонять в колхозы силой, а убеждать в преимуществах колхозной жизни. Тех низовых работников, которые силой форсировали коллективизацию, Сталин обвинил в “антиленинских настроениях”.

Он осудил массовое создание коммун вместо обычных колхозов. “Известно, — писал Сталин, — что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко еще не закончена и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне”.

“Как могли возникнуть в нашей среде эти головотяпские упражнения по части “обобществления? ” — задает он вопрос и тут же отвечает:

“Они могли возникнуть лишь в результате того, что у некоторых наших товарищей закружилась голова от успехов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда”.

Он писал: “…Успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достаются сравнительно “легко”, в порядке, так сказать, “неожиданности”. Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства: “Мы все можем!”, “Нам все нипочем!”

Далее Сталин делает вывод: “Нельзя отставать от движения, ибо отстать — значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперед, ибо забежать вперед — значит потерять массы и изолировать себя. Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными массами, тот должен вести борьбу на два фронта — и против отстающих и против забегающих вперед”.

Статья Сталина “Головокружение от успехов” и последовавшее за ней 14 марта 1930 года постановление ЦК “О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении” были использованы для укрепления авторитета верхов партии, разоблачивших “перегибы” местных органов власти.

В СССР начался массовый выход крестьян из колхозов. К лету 1930 года в колхозах осталось 23,6 % крестьян. В марте 1931 года постановлениями VI съезда Советов “О совхозном строительстве” и “О колхозном строительстве” крестьянам вновь было запрещено покидать колхозы.

Выражение “головокружение от успехов” стало крылатым, осуждающим необоснованную эйфорию, зазнайство, самообольщение.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20150302/1050369165.html

Симптомы.Ру
Добавить комментарий